Ctrl + ↑ Позднее

Не ешьте кактус

Это мои кактусы. Они стоят на подоконнике, фотосинтезируют и никому не причиняют вреда.

Был такой бородатый анекдот про мышей, которые плакали, кололись, но продолжали грызть кактус. Многие люди тоже почему-то любят этим заниматься — в фигуральном смысле. Есть кактусы — больно, горько, а иногда и просто опасно. Но почему-то и мыши, и люди продолжают это делать.

Люди тратят время и силы на то, что им неприятно: ходят на нелюбимую работу, живут в состоянии перманентного конфликта с близкими, делают вид, что не замечают, как соседи сверху устраивают шумные вечеринки каждую ночь с пятницы на субботу. Они, как мышки из анекдота, терпят. Обещают, что вот со следующего месяца-то начнут зависать на Хедхантере — искать работу мечты, жалуются в телефонных разговорах, как им тяжело, покупают беруши, которые всё равно не помогают, и часами лежат без сна.

А потом — срываются.

Бросают работу, разрывают отношения, приходят к соседям с монтировкой. Терпеть до последнего — неправильно. Эмоциональное перенапряжение приводит к бо́льшему стрессу.

Нельзя полностью избавиться от неприятных ощущений. В книге главреда W-O-S Е. Хориковой «Как начать жить и не облажаться» есть хорошая мысль на эту тему: «Боль в разумных пределах — это жизнь». Но можно минимизировать нервотрёпку. Не ждите, пока дело пройдёт точку бифуркации. Отказывайтесь от работы, на которой вам заведомо будет скучно, говорите с родными о том, что вам не нравится в них, договоритесь с соседями, чтобы они не шумели.

Берегите себя.

2017  

Собеседование на медиакоммуникации в ВШЭ. Часть 2

В предыдущем посте я рассказала о том, как сама проходила собеседование. Сейчас я дам несколько советов о том, как готовиться и как вести себя на собеседовании.

Как готовиться

Расширять кругозор

Чтобы пройти собеседование, абитуриент должен продемонстрировать высокий общекультурный уровень. Это не значит, что от семнадцатилетнего подростка будут требовать знаний кандидата наук по культурологии. Нужно просто знать о мире немного больше, чем учат в школе. Я читала статьи и смотрела лекции на Arzamas, «Постнауке», «Магистерии», TED, Ted-Ed и Serious Science.

Не обязательно глубоко разбираться сразу в музыке, театре, живописи, литературе и истории. Собеседование длится всего около 10 минут. Исследуйте те темы, которые действительно вам интересны. Интервьюеры будут задавать вопросы в зависимости от ваших собственных слов. Например, если вы скажете, что интересуетесь живописью эпохи модернизма, у вас могут спросить, какие отличительные черты можно выделить в этом направлении, кто ваш любимый художник, на какие выставки вы ходите, и прочее.

Следить за медиапространством

Каждый день читайте новости. Желательно следить сразу за несколькими источниками (например, Meduza, TJ, РБК и Лента.ру). Это нужно для того, чтобы иметь доступ к разным точкам зрения. Кроме того, в каком-то из изданий могут сообщить новые подробности.

Сформируйте список СМИ, за которыми вы следите постоянно. Например, я читаю Wonderzine, Newtonew, «Мел», The Village, «Бумагу», «Медузу», «Батенька, да вы трансформер», «Теории и практики», «Горький», TJ, «Тинькофф-журнал» и Republic. Очень желательно знать фамилии главредов этих изданий, да и вообще интересоваться персоналиями в сфере медиа.

Собирать портфолио

Портфолио может принести 5 баллов, поэтому игнорировать его не стоит. Это могут быть не только статьи, но и вообще что угодно. Можно проходить онлайн-курсы от Вышки (и не только) на «Курсере» и «Открытом образовании» и класть в портфолио сертификаты. Я проходила курс «История и теория медиа». Ещё можно вести блог, заниматься фотографией, делать лонгриды и другие мультимедийные проекты.

Если вы учитесь в школе, есть возможность поучаствовать в конкурсе «Высший пилотаж». Даже если вы (как я) облажаетесь и не пройдёте на очный этап, вы всё равно получите полезный опыт: жюри оценит вашу работу и расскажет о её недостатках и достоинствах. Проект, который вы делали для «Высшего пилотажа», можно также предъявить в портфолио.

Почитать по теме

Регламент проведения вступительного испытания творческой направленности по образовательной программе «Медиакоммуникации»
Как пройти собеседование на журфак и медиаком? — The Вышка
Пост в группе для абитуриентов HSE CMD FRESHMEN’17

Как вести себя на собеседовании

Рассказать, зачем вы пришли

После того, как представитесь, расскажите, почему хотите работать в медиа и почему выбрали факультет медиакоммуникаций в Вышке. Этот рассказ задаст тон собеседованию; дальше вам будут задавать вопросы, исходя из ваших слов.

На устном туре мне сделали замечание, потому что я начала говорить о том, почему не выбрала другое место, и ударилась в рассуждения о том, почему в России и в Питере в частности всё так плохо с образованием в области медиа. Так делать не надо. Помните, что собеседование длится всего около десяти минут.

Предъявить портфолио

Желательно достать его ещё в аудитории ожидания, чтобы не возиться в комиссии. Если вы принесли что-то на ноутбуке, сразу подключитесь к Вышкинскому вайфаю. Я дрожащими пальцами набирала пароль перед комиссией и тратила время.

Показать, чем вы интересуетесь

Если вы скажете, что интересуетесь хоккеем, комиссия будет задавать вам вопросы про хоккей. Говорите о том, в чём вы действительно разбираетесь, потому что именно об этом вас будут спрашивать.

Ещё раз вспомнить свою письменную работу

Вместе с вами в аудиторию отправляется ваша письменная работа: рецензия и аннотация. Комиссия может задать вопросы по ней, так что если вы, как я, упомянули в рецензии слова «многопоточность» и «кроссплатформенность», не зная их смысла, лучше погуглить заранее.

Не волноваться

Постарайтесь успокоиться перед тем, как войдёте в аудиторию. Задача собеседования — оценить ваши знания, общекультурный уровень, умение аргументировать и отстаивать свою точку зрения, а не выпихнуть вас с бюджетного места любой ценой. Если вы не знаете, как ответить на вопрос, честно признайтесь в этом и предложите поговорить на другую тему.

Удачи!

2017  

Собеседование на медиакоммуникации в ВШЭ. Часть 1

В пятницу, 21 июля, я проходила собеседование на факультет медиакоммуникаций в ВШЭ. Вчера пришли результаты — я получила 30 баллов из 30. В этом посте поделюсь своим опытом.

Я приехала на первом утреннем «Сапсане» в 9:10 утра. Уже в 9:40 я стояла у Вышки. Собеседование начиналось в 11:00. У дверей уже собралась небольшая группка страждущих. Я невольно прислушалась к разговорам: многие из абитуриентов медиакома проходили собеседование на журфак Вышки, делились своими впечатлениями и обсуждали возможные вопросы. Поначалу я переживала, что мой кругозор может оказаться недостаточно широким, но несколько успокоилась после того, как девушки рядом со мной уверенно заявили, что Вильнюс — столица Латвии, а Рига, соответственно, столица Литвы.

В 10:00 нас проводили в аудитории ожидания. Их было две или три, что вносило некоторую путаницу, когда нас вызывали в комиссию. Забирали по два-три человека каждые десять-пятнадцать минут. Я ждала около двух часов.

Я принесла портфолио: шесть моих статей в печатном виде и ноутбук с открытым блогом и хипстокартой Петербурга. На титульном листе над своим именем я написала «здесь могла быть ваша реклама»; комиссии этот ход очень понравился.

Когда меня вызвали на собеседование, я волновалась настолько заметно, что первые полминуты меня уговаривали успокоиться. В комиссии было четыре человека: один записывал разговор на диктофон, двое задавали вопросы и один — для красоты. Интервьюеры в моём случае работали по принципу «добрый полицейский — злой полицейский»: один начинал разговор и задавал общие вопросы, а второй пытался меня подловить на мелочах (и даже получалось).

Я начала беседу с рассказа о себе. Комиссия сделала мне замечание за то, что я начала говорить не о том, почему пришла на медиаком, а почему не пошла в другое место.

Тему разговора меняли трижды. Сначала меня спросили, каких медиаменеджеров я знаю. Я начала рассказывать об Антоне Носике. Я знаю о его деятельности достаточно много, но обронила неосторожную фразу о том, что не следила за его проектами целенаправленно. Комиссия решила, что у меня недостаточно знаний по этой теме. Затем мне задали вопрос о том, какие телепередачи я смотрю. Я честно призналась, что телевизор не смотрю уже года два. На этом этапе я почувствовала, что мы теряем пациента: второй интервьюер начал спрашивать меня о том, почему у ТВ до сих пор такая большая аудитория, если есть интернет. По его лицу я поняла, что мои доводы его не убедили. Первый интервьюер поспешил сменить тему, когда почувствовал, что я не могу ничего сказать. Он спросил, какой у меня любимый художник; я назвала Густава Климта. Потом мне нужно было сказать, к какому художественному направлению он принадлежал, назвать несколько представителей того же стиля и оценить, насколько его работы актуальны в современном медиапространстве.

Когда собеседование закончилось, я... не почувствовала ничего. Мандраж продолжал накрывать удушливой волной, хотя я осознавала, что всё позади. Мне пришлось вернуться за рюкзаком, потому что я забыла его на стуле в комиссии.

В следующем посте расскажу, как нужно готовиться и что делать не надо ни в коем случае (маленький спойлер: волноваться строго запрещено).

2017  

В споре двух культур

От Питера до Москвы — 706 километров, час на самолёте, 4 часа на «Сапсане», 9 — на «Мегаполисе», 10 — на машине, 6 суток пешком. За этот год я преодолела 9884 километра и провела несчётное количество часов в пути; в последний раз обратно пришлось ехать в вагоне-ресторане, потому что до своего я не успела добежать: поезд уже отходил.

Я перестала воспринимать путь из Москвы в Питер и обратно как путешествие, как будто не было всех этих тысяч километров и десятков часов. У меня есть «Тройка», я почти свободно ориентируюсь в московском метро, а в последний раз сама смогла пройти от станции МЦК Соколиная Гора до Кирпичной улицы, где был экзамен, и ни разу не потеряться. Я больше не чувствую себя чужой здесь.

В Москве меня нашла рутина.

Когда я приезжала раньше, у меня не было будничных дел. Были великие свершения: встретиться с друзьями, завести парочку новых, где-то выступить, пройтись Музеону, увидеть Третьяковку и потом долго и восхищённо рассказывать о том, что со мной случилось. Сейчас я быстро бегу по ступеням подземного перехода вниз на Комсомольскую, не оглядываясь по сторонам. В голове беспорядочно роятся мысли, и я жалею, что не взяла ежедневник: подать документы, сфотографироваться, получить пропуск, написать экзамен, положить деньги на «Тройку», чёрт, чёрт, чёрт, почему на телефоне всего 40% зарядки. Арбат, Лефортово и Дорогомилово — это всего лишь Арбат, Лефортово и Дорогомилово, а не части иного, волшебного и интересного мира. Когда я приезжаю в Питер, Google Maps и «Яндекс-Метро» автоматически переносят меня в Москву, а Gismeteo уже даже перестаёт предлагать мне посмотреть погоду здесь.

Несколько месяцев назад у меня появилось смутное ощущение, что я живу на два города. Сейчас даже С. надоело шутить про мои поездки в Москву, а я во сне слышу стук колёс о рельсы.

Я как никогда хорошо понимаю цветаевское «Мне совершенно всё равно — / Где совершенно одинокой / Быть ...».

2017  

Слабость — это

Мне не доставляет удовольствия быть слабой.

Как-то раз в апреле я не смогла открыть дверь парадной, когда уходила от репетитора — просто не хватило сил. Н.И. спустился ко мне, чтобы помочь. На прощание он сказал мне с улыбкой: «Женщина должна быть хрупкой».

Ещё однажды, когда я решала вариант ЕГЭ по английскому, мне попался текст про приготовление устриц. Там описывалось, как их живыми бросают в кипящую воду. Я почему-то заплакала: мне стало жалко этих устриц, которые наверняка даже не осознают, что такое боль и смерть. Когда я рассказала об этом другу, он ответил, что моя чувствительность — это мило.

Таких случаев было много. Я не могла донести до класса пакет с учебниками; с визгами убегала от собственного кота, пытающегося меня поцарапать; плакала из-за того, что кто-то рядом ссорится. Всегда находились люди, которые забирали у меня учебники, ловили кота и утирали слёзы бумажным платком. При этом всегда рефреном звучало, что моя слабость — это атрибут женственности. Женщина должна быть слабой — во всех смыслах, чтобы нашёлся герой, который ей поможет. Я благодарна за всё. Но мне очень хочется прояснить одну вещь:

слабость — это не мило

Женщина может позволить себе быть слабой только в идеальном мире, где окружающие всегда готовы прийти на помощь. Но, как это ни банально, наш мир — это жестокое и несправедливое место. Я только учусь быть сильной, и пока получается не очень хорошо. Со стороны, наверное, это действительно смотрится очень забавно: ну как можно остаться равнодушным, когда девушка, смешно кряхтя, подпрыгивает, чтобы достать книгу с верхней полки, или расстраивается из-за того, что лошадкам в зоопарке очень тесно в вольере? Но моя слабость — это не фетиш. Моя слабость — это мой недостаток.

Общество говорит, что для женщины это нормально, что слабой быть можно и нужно. Все эти маленькие традиции и ритуалы — подать пальто, открыть дверь перед дамой — учат, что женщина должна показать свою хрупкость и слабость, дать мужчине почувствовать силу. Но в то же время с серьёзными трудностями женщина должна справляться сама, не показывая страданий.

Я стараюсь стать сильнее, и поэтому меня так задевает возведение женской слабости в культ. Я боюсь, что однажды мои проблемы станут гораздо серьёзнее, чем тяжёлые двери и умирающие устрицы. И тогда рядом со мной не окажется никого, кто будет готов помочь. Каждый умирает в одиночку, правильно?

Всё это не значит, что я не хочу, чтобы передо мной открывали двери и убеждали, что устрицы слишком тупы, чтобы осознать момент смерти. Я хочу, чтобы во мне перестали замечать только слабость.

Учитесь быть сильными.

2017  

05:23

Сегодня впервые за несколько месяцев проснулась в пять утра.

В глаза бьёт солнце, и я чувствую себя чище и естественнее, как буддийский монах, встающий с рассветом. Мне стало тяжело просыпаться в последние месяцы; мне вообще стало тяжело в последние месяцы, и каждый день я встаю, понимая, что это не закончится. Жизнь стала бременем. И глупость таких мыслей осознаёшь только ранним утром.

В пять утра проблемы извне не успевают настичь: наверное, боятся тишины вокруг. В мыслях — дзэнская пустота. Я прислушиваюсь к тиканью будильника. В коридоре тихо жужжит холодильник. Больше вокруг нет ничего, только свет из окна и утренний холодок.

«Чёрные тучи закрыли луну» — так в одной притче объяснили, что такое дзэн. Сейчас я близка к пониманию — наверное, потому, что сознание ещё не проснулось и не успело придать происходящему со мной лишние смыслы. А пока что я смотрю на тёмные дождевые облака на голубом летнем небе и понимаю, что это. Тёмные дождевые облака на голубом летнем небе, ни больше и ни меньше.

Я уже чувствую смутную тревогу. Но пока что — на часах пять утра, тёмные дождевые облака на голубом летнем небе, внутри пусто и чисто. Я одна.

2017  

Хей!

Я снова с вами!

2017  

Что нельзя весной (и что необходимо)

Мне кажется, что экзамены весной — это незаконно.

Вообще-то, весна заканчивается через 43 минуты. Когда я допишу этот пост, будет уже лето. Первый серьёзный экзамен будет в понедельник, и я написала всему контакт-листу с вопросом, сдам ли я. Но почему-то чем ближе к экзаменам, тем меньше меня это волнует.

Меня волнует весна: цветы, солнце, запахи, тёплый весенний дождь, светлые весенние ночи. Я рано встаю, поздно ложусь и совсем не хочу возвращаться домой. Хочется жить: любить, быть какой-то несуразно счастливой, много гулять, долго разговаривать и наслаждаться приятно пустыми страницами в ежедневнике. Не хочется сдавать экзамены, нервничать, учиться целыми днями, переедать; чувствовать себя как космонавт — космонавт в полном эмоциональном и информационном вакууме. Почему-то зимой я была гораздо серьёзнее — возможно, потому, что на небе не светило такое солнце.

Мне кажется, что заставлять людей принимать важные решения весной — это неправильно.

Я иду по мокрой после дождя дороге, вокруг цветёт сирень, и у меня совсем нет ощущения, что моя привычная жизнь заканчивается: я выпускаюсь из школы, скоро экзамены, поступление, и нужно срочно взрослеть. Зелень вокруг слепит глаза, всё цветёт и начинается (и я не только о сирени), и мне просто хочется застыть в этом моменте: мне семнадцать, я абсолютно одинока и, наверное, свободна, школа кончилась неделю назад, до первого экзамена ещё несколько дней. Я иду по мокрой от дождя дороге. Вокруг цветёт сирень.

Меня несёт по течению; я уже давно потеряла вектор движения. В десять лет мне казалось, что моя жизнь чётко предопределена: школа, вуз, замужество, дети, и жили они счастливо и умерли в один день. Сейчас мне семнадцать, и я не знаю, что будет завтра. Да и не хочу знать. Пока что я — это просто я, tabula rasa.

Мне кажется, что всё, что нужно делать весной — это просто жить.

(И смотреть на сирень).

2017  

Как правильно завидовать

Недавно вдруг поняла, что я ужасно завистливый человек. Расскажу, как завидовать правильно и как сделать зависть продуктивной.

Чему завидовать нельзя

Не надо завидовать внешности, материальному положению, личной жизни — всему, что не зависит от объективных обстоятельств.

У моей подруги Лизы (Лиза, привет!) длинные светлые волосы и стройная фигура. Я не даю своим волосам отрасти ниже плеч, потому что они начинают сечься и выпадать. Ещё мне постоянно нужно следить за питанием, чтобы не стать шарообразной.

Можно ухаживать за волосами, заниматься йогой и вести дневник питания. Завидовать Лизе — неправильно. Внешность не выбирают, и ненавидеть кого-то за то, что он выглядит лучше тебя — бессмысленно.

Чему завидовать можно

Завидовать можно профессиональным достижениям.

У Вани С. 250 уникальных посетителей в день. Он успевает вести платную рассылку, работать главредом в «Абитуриенте.Про», готовиться к ЕГЭ и слать дурацкие стикеры в Телеграме. У меня есть блог, который регулярно читает Ваня С. и моя мама. Я вою от нагрузок и раз в неделю стабильно порываюсь выйти в окно на уроке алгебры.

Чтобы стать классным, Ваня приложил много усилий. Я завидую его упорству и таланту. Зависть возникает, когда я понимаю, что хочу достичь того же самого.

Как завидовать неправильно

Неправильно направлять зависть в деструктивное русло.

Не надо оставлять гадкие комментарии у Вани С. в инстаграме, постить ВК скрины нашей переписки и заливать на ютуб видео, где Ваня мяукает, с подписью «лол азаза смотреть до конца». Популярность Вани не уменьшится, а меня эти выходки выставят злым и подлым человеком.

Завидовать так — непродуктивно. Вместо того, чтобы заниматься чем-то полезным: писать посты, готовиться к ЕГЭ, делать домашнее задание — я трачу всю энергию и изобретательность на мелкие пакости. Зависть заставляет ненавидеть, а ненависть — становиться злой и нервной.

Как завидовать правильно

Правильно — брать и делать.

Долго завидовала Ване, его блогу и статьям. Чтобы не завидовать, завела блог на «Меле» и начала писать. Через три месяца — собственный блог. Сейчас веду два блога, пишу для «Абитуриента» и амбициозно планирую прислать свои статьи ещё в несколько изданий.

Зависть в этом случае — мотиватор. Думая о том, какой Ваня молодец и сколько он достиг, я начала делать что-то полезное сама.

Запомнить

1. Завидуйте профессиональным достижениям
2. Не тратьте время на ненависть
3. Берите и делайте
4. Помните, что успехи других людей не уменьшают ваши собственные
2017  

Москва-Нева

Люблю я москвичей.

В последнее время стала очень часто ездить в Москву. Каждый месяц. Для питерской одиннадцатиклассницы, у которой на носу ЕГЭ — слишком часто. Но — не могу себе отказать. Кто-то играет в Civilization 5, кто-то украдкой слушает Аллегрову, кто-то раз в месяц срывается с диеты и съедает килограмм фисташкового мороженого под «Дневник Бриджит Джонс». А я — в Москву езжу каждый месяц на выходные. В английском для этого есть подходящее выражение — guilty pleasure. ЕГЭ через полтора месяца, в субботу надо в школу, но всё равно — беру билет и уезжаю. В голове часто звучит ехидная реплика Фамусова из «Горя от ума»: «Попал или хотел попасть?». Только Молчалин, о котором говорил Фамусов, попал (или хотел попасть) в комнату Софьи, а я — в Москву.

Не то чтобы я чувствовала себя там дома, нет. И не то чтобы Питер мне так не нравился. Там всё другое — поэтому тянет.

Москва — большая. Меня поражает контрастность. На Старом Арбате — купеческие дома, мощёная брусчаткой мостовая, шум, много красного и жёлтого. Чуть отойдёшь — над тобой возвышается громада МИДа (рядом с которым я не могу провести больше пяти минут: меня пугают строгие дяди-дипломаты в костюмах и сопровождающие их не менее строгие дяди, напоминающие прокачанных до сотого левела работников ЧОПа). В пятнадцати минутах — Дорогомилово, с мрачными сталинскими пятиэтажками и таджикским магазином цветов у «Европейского». А над сталинскими пятиэтажками — небоскрёбы Москва-сити.

Москвичи — другие.

Наглые и бойкие. Всегда куда-то несутся, всегда в движении: «Так, встречу тебя в одиннадцать с поезда, до двух мы с тобой погуляем, а потом у меня встреча; съездишь на „Флакон“ на Дмитровскую — классно; зайди ещё...». Никогда не приходят вовремя, путают Ярославский вокзал с Ленинградским, но всё равно встречают — чтобы через два часа убежать. Дерзостью, нахальством — раздражают и вдохновляют. Появляется здоровая злость и желание бороться. Хочется иногда обнять, а иногда — немножко побить и повыть, потому что никто не умеет так бесить. Но и так придавать сил — тоже.

Люблю я москвичей. И чёрт их разбёрет, взаимно ли.

2017  
Ctrl + ↓ Ранее