Собеседование на медиакоммуникации в ВШЭ. Часть 1

В пятницу, 21 июля, я проходила собеседование на факультет медиакоммуникаций в ВШЭ. Вчера пришли результаты — я получила 30 баллов из 30. В этом посте поделюсь своим опытом.

Я приехала на первом утреннем «Сапсане» в 9:10 утра. Уже в 9:40 я стояла у Вышки. Собеседование начиналось в 11:00. У дверей уже собралась небольшая группка страждущих. Я невольно прислушалась к разговорам: многие из абитуриентов медиакома проходили собеседование на журфак Вышки, делились своими впечатлениями и обсуждали возможные вопросы. Поначалу я переживала, что мой кругозор может оказаться недостаточно широким, но несколько успокоилась после того, как девушки рядом со мной уверенно заявили, что Вильнюс — столица Латвии, а Рига, соответственно, столица Литвы.

В 10:00 нас проводили в аудитории ожидания. Их было две или три, что вносило некоторую путаницу, когда нас вызывали в комиссию. Забирали по два-три человека каждые десять-пятнадцать минут. Я ждала около двух часов.

Я принесла портфолио: шесть моих статей в печатном виде и ноутбук с открытым блогом и хипстокартой Петербурга. На титульном листе над своим именем я написала «здесь могла быть ваша реклама»; комиссии этот ход очень понравился.

Когда меня вызвали на собеседование, я волновалась настолько заметно, что первые полминуты меня уговаривали успокоиться. В комиссии было четыре человека: один записывал разговор на диктофон, двое задавали вопросы и один — для красоты. Интервьюеры в моём случае работали по принципу «добрый полицейский — злой полицейский»: один начинал разговор и задавал общие вопросы, а второй пытался меня подловить на мелочах (и даже получалось).

Я начала беседу с рассказа о себе. Комиссия сделала мне замечание за то, что я начала говорить не о том, почему пришла на медиаком, а почему не пошла в другое место.

Тему разговора меняли трижды. Сначала меня спросили, каких медиаменеджеров я знаю. Я начала рассказывать об Антоне Носике. Я знаю о его деятельности достаточно много, но обронила неосторожную фразу о том, что не следила за его проектами целенаправленно. Комиссия решила, что у меня недостаточно знаний по этой теме. Затем мне задали вопрос о том, какие телепередачи я смотрю. Я честно призналась, что телевизор не смотрю уже года два. На этом этапе я почувствовала, что мы теряем пациента: второй интервьюер начал спрашивать меня о том, почему у ТВ до сих пор такая большая аудитория, если есть интернет. По его лицу я поняла, что мои доводы его не убедили. Первый интервьюер поспешил сменить тему, когда почувствовал, что я не могу ничего сказать. Он спросил, какой у меня любимый художник; я назвала Густава Климта. Потом мне нужно было сказать, к какому художественному направлению он принадлежал, назвать несколько представителей того же стиля и оценить, насколько его работы актуальны в современном медиапространстве.

Когда собеседование закончилось, я... не почувствовала ничего. Мандраж продолжал накрывать удушливой волной, хотя я осознавала, что всё позади. Мне пришлось вернуться за рюкзаком, потому что я забыла его на стуле в комиссии.

В следующем посте расскажу, как нужно готовиться и что делать не надо ни в коем случае (маленький спойлер: волноваться строго запрещено).

Поделиться
Отправить
Запинить
2017  
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

HTML не работает

Ctrl + Enter
Популярное